XII традиционные чтения памяти С. А. Старостина

12th annual Sergei Starostin Memorial Conference

 

РГГУ, 23-24 марта 2017 г.

 

Тезисы конференции / Conference abstracts

 

 

М. Е. Васильев, М. Н.Саенко (Институт славяноведения РАН, Москва) / Mikhail Vasilyev, Mikhail Saenko (Institute for Slavic Studies of the Russian Academy of Sciences, Moscow)

 

Точность глоттохронологического метода при датировании языковой дивергенции: данные романских языков / On the accuracy of glottochronology in dating linguistic divergence: Romance data

 

Доклад продолжает начатое раннее исследование, посвященное определению точности лигвистических датировок, получаемых с помощью глоттохронологии.  Рассмотрение проводится на материале 110-словных списков романских языков, собранных согласно стандартам проекта «Глобальная лексикостатистическая база данных». Предметом рассмотрения является  датирование относительной языковой дивергенции – т.е. определение даты разделения двух или нескольких современных языков. В ходе доклада проводится сопоставление как традиционных (М. Сводеш, С. А. Старостин), так и вновь предложенных моделей глоттохронологии. При этом особое внимание уделяется величине погрешности и надёжности глоттохронологических вычислений на различных временных глубинах. Результаты проведенного исследования позволяют количественно оценить границы точности глоттохронологии при датировании романских языков, но также сделать ряд практических выводов, касающихся возможностей применения глоттохронологии на любом другом языковом материале.

 

The report continues the research dedicated to the estimation of the dating accuracy of glottochronology. The Romance 110-item lists, used in our research, were gathered according to the standards of the "Global Lexicostatistical Database" project. The subject of our examination is relative divergence dating, i.e. determining the date of split of two or more modern languages. Traditional models of glottochronology (M. Swadesh, S. Starostin) are analysed along with the newly proposed models. Particular attention is paid to the magnitude of error and reliability of glottochronological estimations at different time depths. The results of the investigation provide an opportunity to estimate accuracy of glottochronology in dating the Romance language splits in terms of quantity, as well as help formulate a number of conclusions concerning the applicability of glottochronology to any other material.

 

************************

 

И. А. Грунтов (Институт языкознания РАН), О. М. Мазо (Институт восточных культур и античности РГГУ) /

Ilya Gruntov (Institute of Linguistics of the Russian Academy of Sciences, Moscow), Olga Mazo (Institute for Oriental and Classical Studies, RSUH, Moscow)

 

Оценка гипотезы о заимствовании личных местоимений в монгольских и тунгусских языках из булгарско-тюркского: комментарии к статье Александра Вовина / Evaluation of the hypothesis claiming the borrowing of Mongolian and Manchu-Tungusic 1-2Sg Personal Pronouns from Bulghar: a discussion of the Alexander Vovin’s paper

 

Схожесть систем личных местоимений в алтайских языках издавна считалась одним из ключевых аргументов в пользу валидности гипотезы алтайского родства. В 2011 году Александр Вовин написал статью «First and second person singular pronouns: a pillar or a pillory of the ‘Altaic’ hypothesis? ».  В этой работе он попробовал разбить данный аргумент, доказав, в частности, заимствованный характер монгольских и тунгусо-маньчжурских личных местоимений и их косвенных форм. В докладе разбираются доказательства А. Вовина и описываются особенности, которые сложно объяснить теорией о заимствованном характере местоименных форм.

 

‘Striking similarity’ of Altaic personal pronouns has been considered for a long time as one of the key arguments in favour of the validity of the Altaic theory.  In 2011 Alexander Vovin in his paper «First and second person singular pronouns: a pillar or a pillory of the ‘Altaic’ hypothesis?» proposed to explain this similarity with a loanword theory, providing evidence that Mongolian and Manchu-Tungusic pronouns might actually be borrowed from Bulgar-Turkic. In our paper we discuss Vovin’s claims and arguments emphasizing those traits of the systems in question that hardly might be explained by a theory of borrowing.

 

************************

 

В. А. Дыбо (Институт славяноведения РАН, Москва) / Vladimir Dybo (Institute for Slavic Studies of the Russian Academy of Sciences, Moscow)

 

Германские грамматические чередования и балто-славянская акцентология / Grammatical alternations in Germanic and Balto-Slavic accentology

 

Германская сравнительно-историческая грамматика исходит из гипотезы, согласно ко­то­рой индоевропейский аблаут является результатом действия индоевропейского си­ло­во­го ударения. От места ударения зависел вид слога: если ударение стояло на данном слоге, то гласный состав слога выступал в полной ступени, т.е. e-,-ē-,-a-,-ā-,-o-,-ō-; -ei-, -ai-, -oi-; -eu-,-au-,-ou-; -el-,-al-,-ol-; -er-,-ar-,-or-; -em-,-am-,-om-; -en-,-an-,-on-; если уда­ре­­­ние стояло на следующих слогах, то гласный состав слога выступал в редуцированной (ну­­­­ле­­вой) сту­пе­­ни:–ь-,-ǝ-;-i-; -u-; -l̥-; -r̥-; -m̥-; -n̥-. Эта концепция была усложнена затем введе­ни­ем ла­ри­н­галов для объяснения постоянной окраски и долготы морфемного гласно­го и введением пе­­­­­­риода музыкального (тонального) ударения для объяснения переменной окра­с­ки гла­с­но­­­­го o- (<-e-, иногда <-a-).

И.-е. глухие взрывные  p, t, k по закону Раска-Гримма перешли в германском в спиран­ты f, þ, ɧ, которые добавились к унаследованному s, эти четыре спиранта затем между гла­с­ными подверглись озвончению в ƀ, ð, ʒ, z (с дальнейшими изменеиями), если непосредст­ве­н­но перед ними не стояло ударение. Этот запрет озвончения принято называть законом Вернера. Он был установлен Вернером на весьма сомнительном материале, но затем был подтверждён на более надёжном материале имён Барбером и другими исследователями.

Чередования группы согласных, возникших в результате этого озвончения и его запре­та называются в германистике грамматическими чередованиями и соотносятся в связи с при­нятой акцентной теорией аблаута (см. выше) со ступенями аблаута. Германисты затра­ти­ли много усилий, чтобы доказать, что место ударения, устанавливаемое по закону Вер­не­­ра, достаточно хорошо соотносится со ступенями аблаута, а все отклонения являются ре­зу­ль­татами аналогии, выравнивания и т.д. В настоящее время именно концепция герма­н­­ских грамматических чередований является наиболее отработанной частью теории индо­ев­­ро­­пей­ской акцентной системы, защищающейся западными исследователя­ми (в основ­ном, представителями эрлангенской акцентологической школы). Акцентологическая тео­рия, разрабатываемая большинством московских акцентологов, оказалась резко противо­по­­ста­в­лен­­ной аблаутной концепции и.-е.ударения. Такие факты как: 1. герм. *ku̍nþaz part. ‛из­вестный’ (< и.‑е. *g̑n̥̄̍to); 2. герм. *ku̍nþaz part. ‛рожденный’ (< и.‑е. *g̑n̥̄̍to); 3. герм. *ǥru̍nþaz adj. ‛seicht’, ‛мелководный, вязкий’ (< и.‑е. *ghrn̥̄̍-to); 4. герм. *ƀlī̍þaz adj.‛мяг­кий, кроткий’ (< *ƀlī̍to <*[m]lī̍to); 5. герм. *ɦ̢u̍lþa adj. ‛hold, geneigt, zugetan’ (< и.‑е. *kl̥̍to); 6. герм. praet.1.sg. *ku̍nþa (< и.‑е.*g̑n̥̄̍-tā); 7. герм. praet. 1.sg. *wu̍lþa (< и.‑е.*u̯l̥̄̍-tā); 8. герм. praet.1.sg.*ƀeu̍na (<e-ɦ̢u̍na < и.‑е.*bhe-kn̥̍-tā),- никак не согласуют­ся с аб­лаутной теорией и.-е. ударения. В то же время они точно соответствуют балто-славянским глаголам с на­ко­­­ре­н­ным ударением. Таким образом, значительная часть германской глагольной системы показывает до­ста­­точ­но точное соответствие балто-славянской акцентной системе глагола, что явно свидетельствует о не­об­ходимости тщательного пересмотра истории германских грамматических чередований.

 

************************

 

А. А. Евдокимова (Институт языкознания РАН, Москва) / Alexandra Evdokimova (Institute of Linguistics of the Russian Academy of Sciences, Moscow)

 

Особенности синтаксиса среднегреческого языка на материале малоазийских граффити / Some peculiarities of Middle Greek syntax based on the data of graffiti from Asia Minor

 

В рамках данного доклада будет рассмотрено около 300 текстов из Малой Азии IV-XV вв. н.э. разной жанровой принадлежности (погребальные надписи, декреты, посвятительные надписи, молитвы, сентенции etc). Поскольку в такого рода памятниках синтаксис диктуется заданными рамками жанровой структуры надписи в сочетании с формулами, будут представлены наиболее частотные формулы для каждого жанра и синтаксические вариации внутри них, а также «ошибки», зачастую обусловленные морфологическими или орфографическими причинами.

При анализе погребальных надписей кроме формул, задающих семантическое ядро текста (например, «ἀνέστησα/ ἀνέσθησα» + Д.п. + τίτ̣λον или στήλην + μνήμης/ μνῆς/ μνείας ἕνεκεν / χάριν), была выявлена группа текстов, своего  рода  проклятий, адресованных будущим нарушителям покоя мертвых, которая строится по иным синтаксическим законам, чем основной текст надписи и дает богатейший иллюстративный материал синтаксиса частиц и других служебных слов в среднегреческом языке. Приведем несколько синонимичных недатированных примеров из Писидии: «εἰ δέ τις ἕτερόν [τινα] ἐπενβάλη», «ὃς δὲ ἂν ἕτερος ἐπενβάλη». В других композиционных частях погребальных граффити (восхваление умершего, описание хоронивших его родственников и т.п.) встречаются интересные примеры на синтаксические вариации употребления местоимений, в том числе притяжательных и личных.

Декреты и посвятительные, строительные, надписи, являясь по своей сути более пространными текстами и не столь завязанными на формулы, предлагают богатый материал для анализа, в том числе построения сложных предложений и периодов в малоазийском варианте среднегреческого языка. Более подробная информация будет представлена в докладе.

 

************************

 

М. А. Живлов (Институт восточных культур и античности РГГУ / Лаборатория востоковедения ШАГИ РАНХиГС) /

Mikhail Zhivlov (Institute for Oriental and Classical Studies, RSUH, Moscow / Laboratory of Oriental and Comparative Studies, SASH RANEPA, Moscow)

 

Об одной группе тюрко-монгольских лексических параллелей / On some Turco-Mongolic comparisons

 

В докладе рассматривается группа лексических параллелей пежду пратюркским и прамонгольским, имеющих две отличительные особенности: 1) эти слова относятся к терминологии кочевого скотоводства, 2) в них наблюдаются нетривиальные соответствия гласных, отсутствующие в алтайских этимологиях из области базисной лексики. Представляется крайне маловероятным, что слова с такими значениями могли быть унаследованы из праалтайского. Скорее их следует объяснять, как заимствования из паратюркского языка в (до-)прамонгольский.

 

The present talk will focus on a small group of Turco-Mongolic lexical parallels that are characterized by the following features: 1) these words form part of the nomadic stock-breeding terminology, 2) they exhibit a number of non-trivial vowel correspondences not found in Altaic comparisons of basic lexicon items. Because of their semantics, it is extremely unlikely that these words could be inherited from Proto-Altaic. They should rather be explained as prehistoric loanwords from some para-Turkic language into (pre-)Proto-Mongolic.

 

************************

 

А. С. Касьян, Г. С. Старостин (Институт языкознания РАН / Лаборатория востоковедения ШАГИ РАНХиГС / Институт восточных культур и античности РГГУ) /

Alexei Kassian, George Starostin (Institute of Linguistics of the Russian Academy of Sciences  / Laboratory of Oriental and Comparative Studies, SASH RANEPA / Institute for Oriental and Classical Studies)

 

Автоматическое сравнение енисейско-буришской базисной лексики и вероятностная оценка схождений / Automated comparison of Yeniseian and Burushaski basic lexicon and a probabilistic evaluation of the similarities

 

Идея родства между енисейской семьей и языком-изолятом бурушаски высказывалась с середины XX в. (К. Боуда, В. Н. Топоров, А. П. Дульзон, Г. ван Дрим). Обоснованием этой гипотезы с помощью традиционного сравнительно-исторического метода занимался С. А. Старостин (кон. XX — нач. XXI вв.) и сейчас продолжают заниматься В. Блажек и Дж. Бенгтсон. В проекте «Global Lexicostatistical Database» Г.С. Старостиным собраны 110-словные списки для языков енисейской семьи и для двух диалектов бурушаски, а также реконструированные предположительные списки для праенисейского и прабурушаски.

Два 110-словных прасписка — праенисейский и прабурушаски — были сопоставлены друг с другом методом консонантных классов, представляющим собой грубое измерение дистанций Левенштейна, и далее перестановочным тестом (подробнее о методе см. Kassian et al. 2015. JIES 43). Сравнение производилось компьютерной программой. Использовалось два набора консонантных классов: с более общими классами и с более дробными классами, таким образом все измерения совершались дважды.

Для обоих наборов классов алгоритм  обнаружил одни и те же 6 совпадений: (1) Yen. *qɔɢ- [KK] = Bur. *qaq- [KK] ‘dry’; (2) Yen. *siː- [SH], Bur. *ʂi- [SH] ‘to eat’. (3) Yen. *=o [HH], Bur. *=u- [HH] ‘to give’. (4) Yen. *xeːy [KH], Bur. *=s=ʁa- [KH] ‘to kill’. (5) Yen. *ʔiɢ [HK], Bur. *ek [HK] ‘name’. (6) Yen. *ʔu, *ʔa [HH], Bur. *i- [HH] ‘that.

Согласно результатам перестановочного теста, вероятность получить минимум 6 схождений составила 0.048 и 0.013 в зависимости от используемого набора классов. Эти величины являются статистически значимыми при пороге 0.05 (c поправкой Холма-Бонферрони). Следовательно, фонетические сходства между праенисейским и прабурушаски 110-словниками не должны рассматриваться как случайные, и мы имеем сигнал дальнего родства между двумя семьями. Интересно, что алгоритм обнаружил 4 схождения, подтверждаемых сравнительно-историческим методом, и 2 схождения, явно ошибочных: ‘to kill’ и ‘that’. Однако при этом алгоритм пропустил 5 этимологий, предполагаемых С.А. Старостиным в рамках сравнительно-исторического метода, поскольку фонетическое сходство в этих корнях слишком затемнено прошедшими фонетическими процессами: (1) Yen. *de-s ‘eye’ / Bur. *=l-ɕi ‘eye’; (2) Yen. *ʔaʒ ‘I’ / Bur. *ʓa ‘I’. (3) Yen. *yəːpe ‘leaf’ / Bur. *ƛap ‘leaf’. (4) Yen. *ciːǯ ‘root’ / Bur. *cʰereʂ ‘root’. (5) Yen. *ʔaw ‘thou’ / Bur. *un ‘thou’.

 

************************

 

А. И. Коган (Институт востоковедения РАН, Москва) / Anton Kogan (Institute of Oriental Studies of the Russian Academy of Sciences, Moscow)

 

Еще раз о генетическом положении языка документов из Ния (Восточный Туркестан) / Once more on the language of the documents from Niya (East Turkestan) and its genetic position

 

Язык документов, обнаруженных в Восточном Туркестане на территории, входившей в древности в государство Крорайна, прежде всего в оазисе Ния, обычно рассматривается как среднеиндийский. В то же время отдельные исследователи считают его возможным предком части дардских языков. В докладе делается попытка разрешить данное противоречие и установить точное положение языка документов из Ния внутри индоиранской языковой общности.

 

The language of the documents found in East Turkestan, on the territory of the erstwhile kingdom of Kroraina, chiefly in the Niya oasis, is usually reckoned among the Middle Indo-Aryan languages. Some scholars, however, believe it to be a possible ancestor of certain Dardic dialects. In my presentation an attempt is made to resolve this controversy, and to establish the exact position of the Niya Prakrit in the Indo-Iranian language group.

 

************************

 

Е. В. Коровина (Институт языкознания РАН; Институт восточных культур и античности РГГУ) / Yevgeniya Korovina (Institute of Linguistics of the Russian Academy of Sciences; Ins titute for Oriental and Classical Studies, RSUH, Moscow)

 

Классификация языков майя: методы и результаты / The classification of Mayan languages: methods and results

 

Языковая семья майя является одной из самых изученных языковых семей Америки как с синхронной, так и со сравнительно-исторической точки зрения. Несмотря на это ряд вопросов, касающихся классификации этих языков, остается открытым, так, в частности, не до конца ясна позиция языка тохолабаль и канхобальских языков на генеалогическом дереве. В докладе планируется, во-первых, рассмотреть историю и методологию существующих представлений о классификации языков майя; во-вторых, продемонстрировать результаты построения генеалогической классификации майя по 100 и 200-словным спискам Сводеша при помощи различных иерархических и филогенетических методов, а также результаты этимостатистической классификации. Работа также имеет целью прояснить причины некоторых из возникших «древесных» конфликтов.

 

In spite of the fact that the Mayan language family is one of the most studied language families of America, some questions related to the classification of these languages ​​remain unanswered; for instance, the position of the Tojolabal and Q’anjobalan languages ​​on the family tree remains unclear. In this report, I would first like to consider the history and methodology of existing classifications of the Mayan languages; secondly, I present the results of the analysis of 100- and 200-item Swadesh wordlists as well as etymostatistical data using ​​various phylogenetic and clustering methods. In addition, the work aims to explain some causes of mismatches.

 

************************

 

А. С. Крылова (Институт Востоковедения РАН и античности ) / Anastasiya Krylova (Institute of Oriental Studies of the Russian Academy, Moscow)

 

Языки мунда: лексикостатистика по новым данным / The Munda languages: lexicostatistics based on new data

 

Языки мунда – древнейший языковой пласт Южной Азии. Они принадлежат к австроазиатским языкам и составляют их самую западную ветвь. Языки мунда распространены главным образом на востоке центральной и северной Индии, а также на территории Бангладеш, Непала и Бутана. Предположительно, носители протомунда мигрировали на полуостров Индостан с востока, позже полуостров был заселён носителями дравидийских и индоарийских языков, и языки мунда были вытеснены со значительной части своего ареала. Число языков мунда – около 20 идиомов.

Исследователи не сходятся во мнении относительно генеалогической классификации языков мунда. Разные варианты классификации на разных основаниях предлагали Н. Зайд, Ж. Диффлот, С. Бхаттачарья, Г. Андерсон и И. Пейрос. Классификация И. Пейроса основана на данных лексикостатистики, полученных при помощи обработки в программе Starling стословных списков Сводеша от восьми языков мунда: сантали, мундари, кхария, джуанг, сора, паренги, бонда и корку. Однако в последние годы неоднократно говорилось о важности проверки исходных данных для получения точных результатов лексикостатистики. Иными словами, следует тщательно подходить к сбору стословных и двухсотсловных списков. Попытка разработать списки контекстов для анкеты на стословный список была сделана в статье [Kassian, Starostin, Dybo, Chernov 2010]. Анкеты были успешно апробированы в ходе экспедиции в феврале 2016 г. в штат Орисса. Нами были собраны стословные списки Сводеша от носителей четырёх языков мунда. Список языка сора собирался от четырёх носителей, хо – от двух носителей, бонда и мундари – от одного носителя каждый. Списки собирались с учётом  особенностей словоупотребления в разных контекстах, в качестве языка-посредника использовались английский, хинди и, по возможности, ория. Этимологические идентификации  были проведены на основании работ [Пейрос 2004, Burrow and Emenau 1984, Pinnow 1959, Zide 1982, Turner 1962-1985, Bhattacharya 1966, Donegan and Stampe 2004]. Дерево построено стандартным способом в программе Starling.

Следует отметить, что полученные результаты в целом выглядят правдоподобно и подтверждают точку зрения И. Пейроса. Распад прото-мунда на северную и южную группы относится к первой половине второго тысячелетия до нашей эры. Чуть позже происходит разделение бонда и сора, а мундари и хо (не представленный у И. Пейроса язык группы кхервари) разделяются в середине первого тысячелетия нашей эры.

 

************************

 

С. В. Кулланда (Институт востоковедения РАН, Москва) / Sergei Kullanda (Institute of Oriental Studies of the Russian Academy of Sciences, Moscow)

 

К этимологии некоторых северокавказских заимствований в русском языке / On the etymology of certain North Caucasian borrowings in the Russian language

 

                В докладе уточняется или предлагается впервые этимология некоторых слов, вошедших в русский язык из северокавказских. Так, слово «хинкали», заимствованное через грузинский из формы аварского множественного числа от hinķ «пельмень, хинкали», предлагается считать заимствованным в аварский из пралезгинского *χ:imķ «кулак» (по форме пирожков), и др.

 

The author suggests several etymologies for some North Caucasian loanwords in Russian. Thus, the word khinkali (a kind of ravioli) borrowed via Georgian from the Avar plural form of hinķ id. is regarded as an Avar loanword from Proto-Lezghi *χ:imķ ‘fist’ (after the shape of these pasta cases), etc.

 

************************

 

Йоханн-Маттис Лист (Институт Макса Планка, Йена) / Johann-Mattis List (Max Planck Institute for the Science of Human History, Jena)

 

Network Approaches to Old Chinese Rhyme Analysis / Сетевой подход к анализу древнекитайских рифм

 

It was Sergej Starostin who first proposed that Old Chinese had an -r coda which later merged with the -n coda (Starostin 1989). Later scholars, like Hill (2014) and Baxter and Sagart (2014) followed his example, providing additional evidence for the validity of Starostin‘s claim. Despite the growing body of evidence, including rhyme analysis, external Sino-Tibetan cognates, and internal considerations, not all scholars are convinced of this solution. In the talk, I will illustrate a new type of evidence that can be used for testing reconstruction systems of Old Chinese phonology. By modeling rhymes in collections of poetry, like the Book of Odes, as a weighted undirected network, we can apply quantitative analyses from social network theory to investigate how well characters cluster in rhyme groups. I will illustrate how rhyme networks can be constructed and analysed by constructing a rhyme network of the Book of Odes and comparing automatically inferred rhyme groups with groups proposed in the literature. Apart from revealing interesting general properties of rhyme networks in Chinese historical phonology, the analysis provides strong evidence for a coda *-r in Old Chinese, thus providing additional evidence for Starostin‘s initial hypothesis.

 

References

 

Baxter, William H., Sagart, Laurent. 2014. Old Chinese. A new reconstruction. Oxford: Oxford University Press.

Hill, Nathan W. 2014. Cognates of Old Chinese *-n, *-r, *-j in Tibetan and Burmese. Cahiers de Linguistique Asie Orientale. 43: 91-109.

Starostin, Sergej A. 1989. Rekonstrukcija drevnekitajskoj fonologičeskoj sistemy [Reconstruction of the phonological system of Old Chinese]. Moscow: Nauka.

 

************************

 

Т. А. Михайлова (Институт языкознания РАН, Москва) / Tatiana Mikhailova (Institute of Linguistics of the Russian Academy of Sciences, Moscow)

 

ʽПутьдорогаʼ (№ 68 из списка Сводеша): уточнение семантики и попытка выявления типологических и этимологических универсалий / ʽWay vs roadʼ (# 68 on the Swadesh list): an attempt at semantic specification and identification of typological and etymological universals

 

Основная проблема исследования: выявление семантически сходных (идентичных?) замен внутри базового списка, происходящих на основе «переходной синонимии», отчасти идентичной квази-синонимии, попытка мотивации данных замен и выявление «концептов» с широкой исходной семантикой, допускающих сходные семантические сдвиги в неродственных языках или языках, относящихся к разным группам одной семьи. В свое время я сопоставляла семантический переход, произошедший в кельтских языках и сопоставимый с аналогичным переходом в языках романских, а именно, регулярную замену и.-е. обозначения огня словом «очаг» (ср. др.ирл. tene, валл. tân, галльск. tan ‘очаг, жилище’ и лат. Focus ‘очаг’ и его продолжения в романских языках; аналогичный переход отмечен и в цаконском диалекте греческого языка: базовая лексема для огня kʰˈar-a в нем является продолжением др.-греч. eskʰár-a ‘очаг’). На самом деле приведенные примеры, как кажется, не демонстрируют типологическое сходство в замене базовой лексемы: если мы можем теоретически реконструировать единую форму для народной латыни, которая послужила базой для романских языков, то вытеснение раннего обозначения огня в кельтских диалектах предположительно происходило параллельно и независимо, причем находилось в непосредственной связи с социальными сдвигами (то же, видимо, и в греческих диалектах). Однако при этом несомненно реконструируется некий общий «концепт» с широкой семантикой: огонь как свет, огонь как источник тепла, место для огня (семантическая конвергенция).

Анализ семантических переходов слов, относящихся, согласно С. Старостину, к нестабильной лексике, представляет в данном случае особый интерес. На этот раз я предполагаю обратиться к концепту дорога (индекс стабильности 0,28 в и.-е. и 0,24 в уральском) и проследить типологически сходные семантические переходы «путь» - «дорога». В качестве базовой широкой семантики предположительно выявлено: «направленное перемещение; освобожденное место для направленного перемещения», а также как вторичное (?) – «способ, образ действия». Предполагается описать и этимологизировать группу синонимов, как в синхронии, так и в диахронии, и обосновать выбор лексем, выступающих в качестве базовых на определенных хронологических и диалектных срезах. Исследование в основном проведено на основе кельтских языков, однако предполагается также широкое применение сопоставлений с другими и.-е. ветвями, а также с данными из неродственных языков.

 

The central aim of my research is a study of typological semantic clusters as reflected in semantic shifts in the 100-item Swadesh wordlist. Partially based on the so called ‘transit synonymy’, they reveal interesting motivations and sometimes make it possible to reconstruct a wide semantic concept. Thus, the comparison of Celtic ‘fire’ (OI tene ‘fire hearth’, MW tân id., Gaul. tan ‘house, dwelling’) with the words for ‘fire’ of daughter languages of Vulgar Latin (from Lat. focus ‘hearth’) is quite natural, but cf. also Southern Tsakonian kʰˈar-a, cognate with Ancient Greek eskʰár-a 'place for a fire', and Pharasa Greek  nistˈi - cognate with Ancient Greek hest-í-aː  'hearth of a house; the house itself, home; altar'. Here, we can see convergence of two concepts: ‘fire as a light’ and ‘fire as a source of heat, a place of heat, a hearth’.

Analysis of the so-called unstable lexicon (in the understanding of Sergei Starostin) represents, in this respect, a particularly broad and promising field of work. Currently, my research focuses on the concept “way – road” (# 68, stability index 0,28 in Indo-European and 0,24 in Uralian, according to S. Starostin's list). The supposed basic concepts are ‘road as directional movement’ and ‘road as a cleared space for moving’. Their convergence in Celtic dialects gives some surprising results. A large group of synonyms will be analyzed against a wide background of IE and Nostratic etymology in general.

 

************************

 

Ю. В. Норманская (Институт языкознания РАН, Москва) / Yuliya Normanskaya (Institute of Linguistics of the Russian Academy of Sciences, Moscow)

 

Первые кириллические книги на уральских и алтайских языках / The first Cyrillic-based publications in Uralic and Altaic languages

 

В 2016 году в рамках работы по проекту были обнаружены в Национальной библиотеке Финляндии и Публичной библиотеке Санкт-Петербурга первые кириллические словари по 11 уральским и тюркским языкам: карельскому, марийскому, саамскому, коми, хантыйскому, татарскому, башкирскому, алтайскому, узбекскому, чувашскому, крымско-татарскому,  которые ранее в научный оборот введены не были. По ним были подготовлены электронные конкордансы в программе ЛингвоДок, в них к каждому слову памятника выписаны параллели из современного литературного языка.

Параллельно с этим в программе ELAN были подготовлены корпуса глоссированных текстов по первым кириллическим книгам на казахском и селькупском языках. В них для каждой словоформы дан ее полный словоизменительный анализ, и выписаны параллели из современных языков. Программное обеспечение, разработанное в программе ЛингвоДок, позволяет корпуса из формате ELAN преобразовывать в конкордансы ЛингвоДока. Все вышеперечисленные словари и тексты в настоящее время размещены он-лайн на сайте lingvodoc.ispras.ru. (В плане работы были намечено созданием конкордансов только по 5 языкам, но привлечение большого числа молодых исполнителей: кандидатов наук и аспирантов из регионов позволило выполнить объем работы более, чем в два раза превышающий намеченный заранее в 2015 году: 11 словарь и 2 корпуса, которые также преобразованы в конкордансы).

Столь значительное количество конкордансов по первым кириллическим книгам и их сравнение с данными современных литературных языков и диалектов позволили получить результаты, весьма важные для истории уральских и алтайских языков. Наиболее значительные результаты будут представлены в нашем докладе.

 

In 2016, as part of the project, in the National Library of Finland and the Public Library of St. Petersburg, we have found the first Cyrillic dictionaries for 11 Ural and Turkic languages: Karelian, Mari, Sami, Komi, Khanty, Tatar, Bashkir, Altai, Uzbek, Chuvash, Crimean Tatar. These dictionaries previously weren’t introduced into scientific use. We prepared electronic concordances on them using the LingvoDoc software, in which concordances we wrote parallels from the modern literary language for each word of a monument.

At the same time, using ELAN software, we have prepared corpora of glossed texts on the first Cyrillic books in Kazakh and Selkup. In them, for each word form its full inflection analysis is given, and parallels from the modern languages are written. The LingvoDoc software allows to convert ELAN corpora to the LingvoDoc concordances. All of these dictionaries and texts are now posted online at lingvodoc.ispras.ru. (It was planned to create concordances only for 5 languages, but attracting a large number of young executives, PhDs and graduate students from the regions, allowed to exceed the planned scope of work for 2015 more than twice: 11 dictionaries and 2 corpora which also have been converted into concordances).

Such a large number of concordances for the first Cyrillic books and comparing them with data of modern literary languages ​​and dialects yielded very important results for the history of the Ural and Altai languages. The most significant of these results will be presented in our talk.

 

************************

 

О. В. Попова (Институт языкознания РАН) / Olga Popova (Institute of Linguistics of the Russian Academy of Sciences, Moscow)

 

 Орфография царского имени Артаксеркс в нововавилонских клинописных источниках как критерий датировки текстов / The orthography of the royal name Artaxerxes in Neo-Babylonian cuneiform sources as a criterion for textual dating

 

Одной из сложностей датировки нововавилонских клинописных текстов ахеменидского периода является омонимия персидских царей: три Дария перемежаются с тремя Артаксерксами. При отсутствии упоминаний каких-либо исторических событий в текстах бывает невозможно отнести их к правлению того или иного царя.  В докладе будут рассмотрены клинописные орфографии персидского имени «Артаксеркс» в клинописных источниках: Артаксеркс I (465-424 до н.э.), Артаксеркс II (405-359 до н.э.) и Артаксеркс III (359-338 до н.э.), которые правили практически один за другим. В др.-перс. Artaxšaça «Артаксеркс» знак ç мог выражать /ts/, в нововавилонской орфографии /ts/ передавалась знаками S-серии, что давало написание ár-taḫ/tak-šá-as-su/si или ár-taḫ/tak-šat-su. Вывод из проведенного корпусного анализа: для Артаксеркса I и Артаксеркса II более характерны написания ár-taḫ/tak-šá-as-su, тогда как орфография ár-taḫ-šat-su через CVC-знак šat получает широкое распространение к середине IV в. до н.э. и становится единственной возможной для Артаксеркса III. Причина в распространении знаков CVC и упорядочивании орфографии по стандартному вавилонскому образцу. Такое распределение написаний имени позволяет датировать ряд текстов, важных для реконструкции социо-экономической ситуации Вавилонии 1 тыс. до н.э.

 

************************

 

В. Я. Порхомовский (Институт языкознания РАН) / Victor Porkhomovsky (Institute of Linguistics of the Russian Academy of Sciences, Moscow)

 

Диахроническая типология в семитском историческом языкознании / Diachronic typology in Semitic historical linguistics

 

Сопоставление языковых данных разных языков для построения моделей языковой эволюции составляет содержание двух независимых самостоятельных направлений в науке о языковой эволюции, а именно диахронической типологии и сравнительно-исторического языкознания. Эти дисциплины кардинальным образом отличаются друг от друга в том, что касается их теоретических основ и методов анализа. Тем не менее на всех этапах развития исторического языкознания концепция стадиальности и стандартная компаративистика составляли своеобразный симбиоз не только в общей панораме, но и в творчестве крупнейших языковедов разных эпох. В отечественном языкознании середины прошлого века стадиальная типология заняла особое место в историческом языкознании в эпоху монопольного положения т.н. «Нового учения о языке».

Следует особо отметить, что роль и место типологии в лингвистических реконструкциях могут существенно различаться. В настоящем докладе эти различия будут рассмотрены на материале семитских языков в рамках сопоставления концепции И.М. Дьяконова, предполагающей деление семито-хамитских языков на языки древней, средней и новой, или поздней, ступени, с одной стороны, и четырехступенчатой реконструкции видо-временной системы семитских языков по модели, разработанной автором настоящего доклада, с другой.

 

 

The comparison of language data from different languages is a standard method to work out the models of linguistic evolution. This comparison constitutes the essence of two independent trends in the studies of language history, namely, diachronic typology and comparative historical linguistics. These two disciplines are drastically different as to their theoretical basis and methods of analysis. Nevertheless, at all the stages of the development of historical linguistics two approaches, i.e. the idea of consecutive stages in the language evolution and the standard paradigm of comparative linguistics, form a specific symbiosis not only in the general scientific panorama, but also in the works of the eminent linguists of various epochs. In Russian linguistics of the middle of the last century "stadial" typology took a special place in historical studies under the monopolistic conditions of the so-called “New theory of language” in language science.

It is worth mentioning that the role and the place of typology in language reconstructions may vary substantially. In my talk, I will discuss these differences on the basis of data from Semitic languages within a framework that synthesizes Igor Diakonoff’s model (which presumes the division of Hamito-Semitic languages into Ancient, Middle and Modern or Late stages), on one hand, with a four-stage reconstruction of Semitic tense and aspect system as worked out by the present author, on the other.

 

************************

 

Г. С. Старостин (Институт восточных культур и античности РГГУ / Лаборатория востоковедения ШАГИ РАНХиГС) /

George Starostin (Institute for Oriental and Classical Studies, RSUH, Moscow / Laboratory of Oriental and Comparative Studies, SASH RANEPA, Moscow).

 

К вопросу об ареально-генетических «клубках» в базисной лексике на примере этимона ʽлунаʼ в макро­суданском регионе / On the issue of areal-genetic entanglement in the basic lexicon: the fate of ʽmoonʼ in the Macro-Sudanic region

 

Хорошо известно, что при попытке определения факта и степени генетической близости языковых семей на основании базисной лексики, особенно там, где речь идет о значительных временных глубинах, существует определенный риск принятия за генетические маркеры вторичных контактных связей. Для хорошо изученных семей, языки которых качественно задокументированы и тщательно исследованы в историческом плане, этот риск, как правило, минимизируется за счет введения четких критериев, позволяющих отличить старые заимствования от унаследованной лексики (например, особые ряды фонетических соответствий и т. п.), но в тех ареалах, где для задач сравнительно-исторического языкознания до сих пор не накоплено достаточно языковых данных и не разработана основательная теоретическая база, перепутать этимологическую когнацию с ареальной диффузией очень легко. Чтобы этого избежать, необходим не только строгий фонетический и семантический анализ потенциальных когнатов, но и учет дистрибуционного (топологического) фактора, т. е. следует прослеживать потенциальный «путь» выявленного этимона на оптимальном генеалогическом древе постулируемых семей и на основании этого принимать наиболее экономное и реалистичное решение.

В нашем докладе будут проанализированы несколько этимонов с общим значением ʽлунаʼ, обнаруживаемых в языковых семьях т. н. макросуданского региона — с одной стороны, объединяемых в гипотетическую «нило-сахарскую» макросемью (такие как нилотские и центральносуданские), с другой стороны, выходящих и за ее пределы, т. е. обнаруживаемых, например, в афразийских языках этого региона (кушитские, омотские). Будет показано, что, несмотря на очевидные фонетические сходства между формами в разных языковых таксонах, использовать их как аргумент для постулирования нило-сахарского родства некорректно, т. к. распределение рефлексов по таксонам логичнее и экономнее анализировать в терминах ареальной диффузии, затрагивающей как «нило-сахарские», так и соседние афразийские языки; первоначальный источник этой диффузии при этом определить затруднительно. Аналогичные ситуации могут возникать и с другими предположительно базисными лексемами, так что для будущих исследователей глубинных связей между африканскими языковыми семьями важно учитывать этот опыт и уметь экстраполировать его на другие случаи такого рода.

 

It is a well-known fact that attempts to determine genetic relationship and the degree of genetic proximity between language families by means of matches in basic lexicon often run the risk of mistaking secondary areal links (borrowings) for primary genetic markers, especially when one is dealing with large time depths separating the compared families. If said families are relatively well studied, with large dictionaries and text corpora available for most of their languages and careful comparative-historical reconstructions conducted on the basis of regular phonetic correspondences, this risk is usually minimized by means of strict criteria that permit to distinguish between old borrowings and etymological cognates (e. g. special series of phonetic correspondences, etc.); however, in those areas where linguistic data are relatively scant and a proper theoretical basis for evaluating the quality of proposed etymologies has not yet been worked out, it is quite easy to mistake areal diffusion for etymological cognacy and vice versa. To avoid this, one needs not only to resort to a rigorous phonetic and semantic analysis of potential cognates, but also to take into consideration the distributional (topological) factor, i. e. be able to trace the potential "route" of the discovered etymon along the optimal genealogical tree(s) for the postulated families. Based on this complex analysis, it may be possible to single out the most realistic and economical decision.

In my talk, I will analyze several etyma with the general meaning of ʽmoonʼ, discovered across several language families of the so-called "Macro-Sudanic" region — mostly those that are typically grouped together into the hypothetical "Nilo-Saharan" macrofamily (e. g. Nilotic and Central Sudanic), but also including some families outside of this grouping, e. g. Afroasiatic (Cushitic and Omotic). I will show that, despite some obvious phonetic similarities between forms in different linguistic taxa, it makes no sense to use them as indicative of a "Nilo-Saharan" genetic relationship, since the distribution of reflexes between various taxa is more logically understood in terms of areal diffusion that touches upon both "Nilo-Saharan" and neighboring Afroasiatic languages; the original source of this diffusion remains difficult to establish. Similar situations may arise concerning certain other allegedly basic lexemes as well, making it necessary to exercise caution in such cases.

 

************************

 

О. В. Столбова (Институт востоковедения РАН).

 

50-словный список базовой лексики чадских языков и внутренняя  классификация афразийской семьи / The 50-item wordlist for Chadic and the branching of the Afrasian phylum

 

Внутреннее членение афразийской семьи (и ее состав) до сих пор являются предметом дискуссии. Согласно взаимоисключающим гипотезам, одной из ветвей этой семьи является: 1) египетско-(берберо-чадская), 2) чадско-египетская, 3) чадско-кушитско(омотская). Некоторую ясность в этот вопрос может внести поиск и оценка лексических изоглосс на материале  50-словного списка для каждого из вариантов. Наиболее важным критерием, безусловно,   является уровень реконструкции/репрезентативность (например, прото-чадско-кушитско-омотский *sVn- «нос», прото-чадско-берберский *s(H)w/*swH «пить», и т.д., существенными представляются и параллели с участием восточночадских языков  (например, протоомотско-восточночад. *kVn- «собака», *ʔab- «солнце»).

 

Classification of the Afrasian phylum is still under discussion. According to mutually exclusive hypotheses, the following families might form a single branch of Afrasian: 1) Egyptian and (Berber and Chadic); 2) Egyptian and Chadic; 3) Chadic and Cushitic (and Omotic). It seems reasonable to present and evaluate lexical cognates supporting each of the abovementioned variants. Of special interest are  proto-level matches such as Proto: Chadic-Cushitic-Omotic *sVn- “nose”, Proto-Chadic-Berber   *s(H)w/*swH ‘to drink”, etc. On the other hand, special attention should also be paid to matches between  East Chadic roots,  on one hand, and proto-forms in any other Afrasian branches, on the other (such as Proto-Omotic-East Chadic *kVn- “dog”,  *ʔab  “sun”).

 

************************

 

А. А. Трофимов (Лаборатория востоковедения и сравнительно-исторического языкознания ШАГИ РАНХиГС) / Artem Trofimov (Laboratory of Oriental and Comparative Studies, SASH RANEPA, Moscow)

 

Особенности составления 110-словных списков Сводеша для ведийского и авестийского языков / On certain particularities of the Swadesh 110-item wordlists for Vedic Sanskrit and Avestan

 

Работа с ведийским и авестийским 110-словными списками Сводеша представляет определенную сложность ввиду специфики имеющегося в распоряжении ведийского и авестийского корпусов и поэтического, подчас метафорического и иносказательного характера многих текстов. Кроме того, при работе с названными языками было необходимо определить, какие памятники будут взяты за основу. Для ведийского списка основным источником стала Атхарваведа, поскольку базисная лексика в ней представлена в большей степени; для авестийского списка основными источниками стали младоавестийские источники, в том числе Видевдат и авестийско-пехлевийский глоссарий, в которых сохранились многие слова, не представленные в других текстах (что вынуждает датировать авестийский список достаточно поздним временем).

В докладе будет показано, каким образом решались проблемы составления 110-словных списков для этих языков и какие получены результаты. При этом особое внимание будет уделено следующим вопросам:

1. Степень сохранности базисной лексики в имеющихся корпусах двух наиболее древних индоиранских языков.

2. Количество совпадений между ведийским и авестийским.

3. Развитие ведийского языка от Ригведы к Атхарваведе.

4. Проблемные зоны при составлении списков: выбор между близкими синонимами, супплетивизм ведийских глаголов, цветообозначения, существование в авестийском «ахурической» и «дэвовской лексики» и т. д.

 

It is to some extent difficult to collect the Swadesh 110-item wordlist for Vedic and Avestan due to the peculiarities of available Vedic and Avestan corpora, such as the poetic and sometimes metaphoric or allegorical form of many texts. Moreover, it is also necessary to select the most appropriate sources of these Swadesh wordlists. The major source for the Vedic 110-item wordlist has been selected as the Atharvaveda, since it contains more items; the major source for the Avestan wordlist are Young Avestan texts including Videvdad and Frahang-i Ōīm-Ēwak, containing many words not attested in other texts (forcing us to date the list to a relatively later period).

In my talk, I show some problems of collecting these two wordlists and findings. I pay attention primarily to:

1. The degree of the basic vocabulary preservation in Vedic and Avestan.

2. The number of matches between Vedic and Avestan.

3. The language change from the Rigveda to the Atharvaveda.

4. Specific problems with wordlists: close synonyms, Vedic suppletive verbs, colour terms, Ahuric / Daevic lexicon in Avestan etc.

 

************************